Ночки, зорьки и граммофончики…

Автор Анна Наумова делится своими детскими воспоминаниями. У Анны тотальное отсутствие зрения, но это не мешает ей быть активным творцом в разных направлениях. У неё есть целый ряд работ из бисера, которые радуют многих друзей, близких и совсем незнакомых людей. Она вяжет спицами и крючком шедевры для нарядов дочерей. А сейчас мы вместе с ней отправимся в деревню Оренбургской области к её бабушке.

 

Многие из нас могут вспомнить каникулы у бабушки в деревне. Вот и я хочу поделиться кусочками лета.

Какое-то время я ездила к бабушке на каникулы, но наступил момент, когда я стала там жить. Лето – это было время самых приятных воспоминаний. Чаще всего я думаю о юношеских годах.

Кроме меня у бабушки Вари было ещё двое внуков: мои двоюродные брат Саша и сестра Таня. Возрастная разница у нас маленькая. Таня была на одиннадцать месяцев старше меня, а Саша всего на восемь младше. Правда, Шурик не любил принимать участие в девчоночьих развлечениях, он был работящим мужичком. А мы все по женской части.

Какие в деревне развлечения? В летние месяцы в среду, пятницу, субботу и воскресенье можно было сходить в клуб на танцы. Это отдельная история, к которой, может быть, я когда-нибудь вернусь. А сейчас хочу рассказать про те вечера, когда дискотек не было.

В эти дни после нелёгких без преувеличения дневных трудов мы любили сесть вечером пить чай. Это был целый ритуал.

Перед чаепитием мы завершали все дела, умывались, переодевались. Это только в рекламе говорят, как хорошо иметь домик в деревне. А кто-нибудь из создателей этого шедевра пробовал пожить хотя одно лето в этой самой деревне? У бабушки был огород, но небольшой. Правда, труда он требовал, как хорошее поле. В наши юношеские годы подворья у бабушки уже не было, разве только птицы: куры и утки. Но это тоже немало. Дом у бабушки был не благоустроен: воду надо принести, а потом вынести. Причём всегда казалось, что выносим больше, чем приносили. Вот так весь день и крутились.

И, наконец, наступал вечер. На клумбах возле крыльца распускались цветы. Я до сих пор не знаю, как они называются, но бабушка их зовёт ночками, потому что распускаются в ночное время, или зорьками, потому что зацветают на вечерней заре. Они не пахли, они благоухали. Нет, не так. Они БЛАГОУХАЛИ. Именно так. Аромат у них необыкновенный: лёгкий, сладковатый, плывущий в вечернем остывающем воздухе. Хотя для Оренбургской области остывающий воздух – это около тридцати пяти градусов. После дневной одуряющей жары эта температура кажется райской.

Мы выносили небольшой стол и ставили его перед крыльцом. Там даже была плитка уложена. Правда, не для стола, а, чтобы в грязи не увязать, но это никак не мешало стоять столу.

На стол ставились мисочки, плошечки, тарелочки, блюдца с разным вкусным содержимым. Здесь было деревенское сливочное масло, сметана, мёд, варенье, сахар, пирожки, домашний хлеб, овощи и зелень с огорода, солёное сало, колбаса, селёдка…

Еда на любой вкус.

Про мёд надо сказать отдельно. У дедушки был друг дядя Валя Почтарь. Мы с детства его только так и знали. Дядя Валя держал пчёл и каждое лето привозил мед на продажу. Мы этот мёд покупали, но и угостить дядя Валя нас не стеснялся. Такого мёда я нигде не встречала. Что там варенье, на которое садилась муха, от запаха дядивалиного мёда мухи теряли сознание от наслаждения. А мы просто ум отъедали. Когда дядя Валя привозил мёд в августе, то он был жидкий, когда берёшь его ложечкой, за ней тянется длинный тонкий хвост. На языке мёд ощущается гладким, терпким, в горле от него слегка пощипывает. А если съесть много, ну три ложечки, то мёд начинал горчить. К зиме мёд густел, но до зимы было ещё далеко. Хотя в июне и июле мы доедали именно прошлогодний мёд. На вкусе это никак не отражалось.

Ещё отдельным блюдом можно считать бабушкин чай. В магазине можно было купить и чёрный, и уже даже зелёный бывал, но это всё не то. В заварочный чайник объёмом около полутора литров шли мята, мелисса, малина, вишня, смородина, ягодник и ещё много чего. Пахло это разнотравье лугом, сенокосом. Пилось, как божественный нектар. И спали мы после этого чая, как младенцы. Такой чай можно было пить просто так, без всего. Но без всего не получалось. Хотелось подкрепиться. Слишком узких дверей мы с сестрой не боялись. Во-первых, юные организмы способны переработать и не такое изобилие, а во-вторых, после дневных трудов можно и слона съесть.

 

Мы с раннего детства любили намазать хлеб маслом и мёдом. Могли есть хлеб с салом и зелёным луком, к луку шёл и зелёный чеснок, и укроп, а ещё бабушка выращивала перец. По толщине стенок он был безобидным болгарским, а по характеру не уступал чили. Как так получилось, не знаю. Но мы его ели всегда, сколько я себя помню. Без такого перца не обходилась ни одна трапеза. Мы даже на зиму его заготавливали. За первые плоды ежегодно шла драка. Тут уж точно: кто успел, тот и съел.

А ещё мы вели разговоры подо всё это изобилие. Мы даже свет не включали над крыльцом, чтобы комары не прилетали. На улице светил большой фонарь, нам этого хватало. Неспешно откусываешь бутерброд, запиваешь его травяным чаем и слушаешь бабушкины рассказы про молодость, иногда про детство. А могли и сами рассказывать про парней, танцы, наряды. В те годы бабушка была главной подругой. Никогда не передавала родителям наши шалости.

А иногда все замолкали. И тогда главными говорунами становились цикады и сверчки. Если не было поездов (бабушка живёт на железнодорожной станции), то можно было услышать лягушачий концерт. И расстояние больше двух километров ему не помеха. И всё это под БЛАГОУХАНИЕ ночек или зорек, в зависимости от бабушкиного настроения.

Такие посиделки затягивались далеко за полночь. К ночкам присоединялись пионы и флоксы, а перед дождем – граммофончики. Граммофончиками бабушка называла какое-то вьющееся растение, его цветы в форме граммофонного раструба начинали пахнуть только перед дождем. Так мы и знали, что ночью или завтра погода нас порадует влагой.

Но лето подходило к концу, мы начинали готовиться к школе. Сидеть за чаем становилось некогда. К сожалению, такие посиделки сохранились только в моей памяти, и повторить их уже никогда не удастся.

Тане едва исполнилось девятнадцать, как её не стало. Болезнь никого не щадит. Да и бабушка уже не может сидеть на крыльце. И мне доехать туда непросто.

А тёплые и духмяные воспоминания остались…

 

Анна Наумова, г. Курск

#Префикс #префикс plus #Анна Наумова

Комментарии ( 1 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти
Светлана Белоусова
1 год назад

Трогательные детские воспоминания, которые так вкусно пахнут!!! Спасибо, Аня!
Поделиться

Еще в рубрике

22:17
С днем рождения, Веранда!

22:15
Поколение «X» VS поколение «Z»

20:43
В лето - с надеждой ...Не Москва ль за нами?

14:31
В КУРСКЕ УБРАЛИ ГРАФФИТИ "СПАСИБО ВРАЧАМ"

15:28
Ты в безопасности?

09:11
ВНИМАНИЕ! СРОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!

23:01
Творчество воспитывает душу

В связи с карантином, что делать с "Префиксом"??


ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Реклама